проект Хибина-файлы: сайт | форум | | фотоархивы| УД онлайн

форум проекта Хибина-файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Прудков

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В кэше гугла нашел статью о Прудкове:

Первый

…Четыре десятилетия назад впервые в мировой практике были проведены операции через небольшой прокол, выполненные с помощью линзового лапароскопа. Это произошло в клинике общей хирургии Свердловского медицинского института. Их провёл Иосиф Прудков, выдающийся отечественный хирург, которому в этом году исполнилось бы 80 лет.

Операция, сделанная И. Прудковым в отгороженной (в том числе и информационно) от всего мира стране, на десятилетия опередила свои прямые западные аналоги. Но слава первооткрывателя революционной технологии, увы, досталась не ему. Открытие изменило историю отечественной хирургии: вспыхнул научный и практический интерес к возможностям лапароскопии. Метод, предложенный свердловским хирургом, оказался настолько прост и надёжен, что его сразу же взяли на вооружение во многих клиниках Советского Союза. Это началось в конце 70-х годов прошлого века, за 10 лет до начала общемирового бума лапароскопической хирургии. Свердловского первооткрывателя поддержали ведущие отечественные хирурги.

Иосиф Прудков мечтал, чтобы в распоряжении хирургов появился ультразвуковой «комбайн», с помощью которого можно было бы манипулировать инструментами в глубине тканей. Но особенности советской системы не позволили ему наладить производство инструментов, оборудования, обучение широкого круга хирургов. Более того, информационный «занавес», висевший над СССР, привёл к тому, что идеи и работы И. Прудкова так и остались мало известными за пределами страны. Настоящих открытий не так уж много. В научной среде принято считать, что даже если сделанное не публиковать, то вскоре его всё равно кто-нибудь откроет ещё раз. Так, собственно, и произошло. Принципы чисто лапароскопического оперирования (метод Прудкова — сочетанный) были реализованы в 1971 году немецким гинекологом Куртом Земмом и действительно стали отправной точкой малоинвазивной хирургии.

…В мединституте будущий профессор оказался случайно. В школе его больше интересовали механизмы и точные науки, потому и нацелился на УПИ. Но друг уговорил вместе подать документы в медицинский. Как часто бывает в таких случаях, друг не поступил… А молодой Иосиф Прудков — человек с инженерным складом ума — неожиданно для себя оказался в медицине. Внутреннее убеждение, что способный человек окажется востребованным в любой специальности, помогало: «Любишь то дело, которое знаешь».

Определившись к третьему курсу со специализацией, оказался среди учеников выдающегося советского хирурга профессора Аркадия Лидского, много дежурил в клинике. Стал собирать книги по хирургии, читал, начал самостоятельно оперировать. Искренне рассчитывал, что останется после распределения работать в клинике у Аркадия Тимофе-евича. Но… получил направление в Ивдель, врачом лагерного медицинского пункта тюремной зоны. Вместе с ним поехала молодая жена, которой предлагали остаться педиатром в Свердловске.

«Естественно», что сначала они оказались в разных населённых пунктах в 15 километрах друг от друга. Затем, уступая напору молодой жены, начальство разрешило семье соединиться. Комната в бараке была хоть и отдельная, но настолько стылая, что зимой вода в ведре замерзала. В таких условиях закалялся характер молодого хирурга. Здесь возникло одно из первых его научных увлечений — инородные тела, извлечённые из желудков и тел заключённых. Иглы, мелкие гвозди, массивные железные «костыли», разбитые градусники, метровые отрезки колючей проволоки. Заключенные облепляли острые места предметов хлебным мякишем и заглатывали их, пытаясь выиграть несколько недель жизни в лагерном лазарете.

Другим его увлечением стали травмы, недостатка в которых на зоне не было: давно изученные огнестрельные и ножевые ранения, плюс совершенно специфические. Например, полученные от столкновения с «лежневиками» — дорогами из поперечно уложенных бревен, поверх которых в качестве колеи были прибиты доски. Рано или поздно один из концов доски отставал от бревен и поднимался над дорогой, как рогатина. Ночью или в условиях плохой видимости доска навылет пробивала налетевшую на неё машину, прошивая насквозь людей, оказавшихся на её пути. Раненых приходилось буквально выпиливать, а затем в операционной пытаться извлечь огромное инородное тело, сохранив жизнь пациенту. Однажды машина, в которой Иосиф Давидович торопился ночью на вызов, тоже попала в такую ловушку. К счастью, всё обошлось.

Перебравшись в Ивдель, Иосиф Давидович возглавил хирургическое отделение больницы для вольнонаёмных, работал главным хирургом-консультантом Ивдельлага и судебно-медицинским экспертом. Сполна использовал возможность посещать ведущие клиники в рамках последипломной системы повышения квалификации, «на рабочем месте» и просто «по случаю», часами наблюдал за работой маститых хирургов в операционной, делая пометки в записной книжке. Северную часть карьеры закончил капитаном медицинской службы, известным и уважаемым в своей среде хирургом. Там же получил единственную официальную награду — знак «Отличник здравоохранения».

Через восемь ивдельских лет Прудков возвращается в Свердловск, в Дорожную больницу. Снова много работает, одну за другой выполняет операции высшей категории сложности при заболеваниях сердца, пищевода, желудка, поджелудочной железы. Становится одним из ведущих хирургов города. Оперировал довольно своеобразно. Левша, он вдруг начинал работать правой рукой. Потом снова левой. И той, и другой владел почти одинаково. Шил с обеих рук, но скальпель предпочитал держать левой. Действия продуманны и скупы. В них всегда чувствовался ум, никакого стремления к артистизму и желания красиво оперировать, что называется «на зрителя». Главным Иосиф Давидович считал работу на конечный результат. Движения и время при выполнении операции экономил. Любил повторять: «Торопись не торопясь». Ассистировать ему было непросто, но интересно. Коллеги предпочитали наблюдать его операции из-за спины. Он напряжённо думал, продолжая оперировать, и не терпел, когда ему неумело помогали или мешали. Чаще всего искал пути упрощения вмешательств и повышения их надежности, прокручивая в уме бесконечные варианты возможных решений. Ему предстояло быстро научить многих. И он учил, заставляя месяцами до автоматизма отрабатывать одну и ту же операцию. Только после её безупречного освоения позволял перейти к следующей.

…Немецкий лапароскоп в его руках оказался случайно. Первыми его опробовали другие врачи, и он им не понравился. Выполнять лапароскопию в те времена было довольно неудобно. Нередко хирургу приходилось вставать на колени, левой рукой держать лапароскоп, а манипулятором, зажатым далеко вытянутой правой рукой, пытаться почти вслепую (в лапароскоп был виден только кончик инструмента) раздвигать органы, наплывающие в зону осмотра. Прудков заинтересовался лапароскопией. Он был просто потрясён открывшейся возможностью осматривать внутренние органы через проколы без широкого вскрытия брюшной полости. Плюс низкая травматичность метода.

Идея выполнять лечебные вмешательства щадящим образом без использования больших разрезов стала практически навязчивой. Он находил ответы на многие вопросы, искал неожиданные выходы, посвящая изучению лапароскопии всё своё время. Разрабатывал операции и инструменты. Сам пытался изготовлять опытные образцы и сидел с инженерами, составляя чертежи. Искал среди пациентов тех, кто способен воплотить найденные решения в металле. Пробовал, находил ошибки и начинал сначала. Он приходил с работы и ложился спать. Вечером просыпался и работал до глубокой ночи. Немного поспав, вставал до рассвета и снова занимался до ухода в клинику. И так изо дня в день. И никто не освобождал его от дежурств, экстренных вызовов.

В результате была разработана лапароскопическая технология, которую в дальнейшем мог освоить любой хирург, и все необходимые приспособления, которые кто угодно мог изготовить из общехирургических инструментов. Операции, сочетавшие смелость решений и простоту исполнения, разительно отличались от существовавших ранее. Их легко переносили даже наиболее ослабленные пациенты.

Закончив основные исследования, Иосиф Давидович написал и защитил докторскую диссертацию. Введённая в строй ГКБ№ 40 стала основной клинической базой кафедры общей хирургии, которую он возглавил в 1977 году. Он сформировал коллектив 300-коечного областного центра хирургической гастроэнтерологии, которому в ближайшие долгие годы предстояло стать одним из лидеров отечественной минимально инвазивной хирургии и хирургической гастроэнтерологии. Создание новой клиники стало последним делом жизни доктора медицинских наук Иосифа Прудкова, которому тогда ещё не было 50 лет.

Вспоминая своего учителя и коллегу, уральские хирурги отмечают его уравновешенность, умение расположить к себе и непререкаемый хирургический авторитет. Многие молодые хирурги периодически ловили себя на том, что подсознательно начинали копировать его жесты и манеру вести разговор, использовать его хирургическую технику. Иосиф Давидович был великолепным клиницистом и диагностом. За жизнь пациента боролся, что называется, «до конца». Считал совершенно необходимым доскональное знание лечащими врачами больных, результатов исследований и литературы по профилю заболевания. Получить похвалу от него было непросто. При этом оставался благожелательным, и все это знали.

Иосиф Прудков — из плеяды людей в белых халатах, для которых благородство и служение выбранному делу — превыше всего. Он оперировал очень уверенно и надёжно, предпочитая самые сложные случаи. Выполнять операции, в которых нуждались медицинские работники, считал своим долгом. Как правило, из операционной уходил последним. Закончив свою операцию, ходил и смотрел, как оперируют другие. После установки телекамеры делал это из своего кабинета, параллельно продолжая выполнять другую работу.

Работа в клинике была на подъёме, но времени, к сожалению, оказывается уже оставалось слишком мало. Иосиф Давидович неизлечимо заболел и умер в 1984 году в возрасте 55 лет, по существу, только начав руководить клиникой. Не так много оставил он прямых учеников.

Но главное своё дело Иосиф Давидович сделал — положил начало лапароскопической революции в хирургии.

16 сентября в Екатеринбурге открывается XVI Международный конгресс хирургов-гепатологов стран СНГ. Первый доклад конгресса посвящён памяти нашего выдающегося земляка, которому 18 сентября, в день завершения работы конгресса, исполнилось бы восемьдесят.

Рафаэль ТОРОСЯН, Наталья ПОДКОРЫТОВА.
При перепечатке материалов ссылка на oblgazeta.ru обязательна.
Телефон редакции: (343) 355–26–67
E-mail редакции: web@oblgazeta.ru

0

2

Очень интересно! Спасибо!
Наверняка у Прудкова остались дневники.

Также о Прудкове есть немного в книге бывшего ивдельлаговского зэка Ф. Я. Соломоновича:

"И.Д. Прудков по договору должен был работать в Ивдельлаге три года, а проработал вместе с женой, тоже врачом, девять лет. После отъезда в 1961 г. работал в Областной железнодорожной больнице, а потом в 40-й гор. Свердловска. Доктор и профессор медицинской академии , он рано ушел из жизни, но его дело про-должают два сына, тоже классные специалисты. Один из них – Михаил – главный хирург Уральского федерального округа, а другой – Александр – возглавляет медицину гор. Екатеринбурга."

http://s1.uploads.ru/t/8/k/M/8kMAj.jpg

0

3

Не нашёл темы о Возрожденном, и пишу здесь. Выдержки из книги Архипова:
   "В 1959-м заведующий танаталогическим отделением Б.И.Борейко говорит (по поручению главы мед.бюро области Устинова очевидно) всем сотрудникам не спрашивать Возрожденного об этом деле.
    Незадолго до выхода на пенсию его, один из коллег (они задержались после работы) впервые поинтересовался: "Когда ты все-таки расскажешь, что же тогда случилось в Ивделе?". Возрожденный сильно побледнел, встал, замахал руками. Просил никогда не задавать такой вопрос и ушел из кабинета.
    02.02.90г. Возрожденный был на похоронах коллеги и обратился к бывшей тут же Ростовцевой Д.С. - попросил идти медленнее из-за давней боли в ногах, тогда Ростовцева напомнила ему о возрасте и он сказал, что мол это все из-за той поездки в Ивдель, после этого он стал чувствовать себя хуже."
   Это Архипов наводит туману? Или в действительности всё так было? Вот и НАВИГ писал, что в семье Прудкова возбранялось даже разговор начинать на тему ТД. Впечатление такое что судмеды могли многое рассказать, если сумеешь уговорить.

Отредактировано androsan (2015-02-08 21:29:32)

0