проект Хибина-файлы: сайт | форум | | фотоархивы| УД онлайн

форум проекта Хибина-файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Похожие случаи

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Не знаю. Может и не надо было тут на форуме открывать эту тему. И, именно мне.
На Перевале 1959 такая есть. Но, там она как-то однобоко освещалась. Я бы сказал, чисто по-Буяновски.
На самом деле, все сложней.

Попробую объяснить.
Меня лично мучит эта тема. У моего лучшего друга в декабре 2010 г. в Карпатах, во время одиночного зимнего похода (без лыж, пешком), при достаточно странных обстоятельствах погиб единственный сын. Ему было 26 лет, примерно. Очень хорошо его знал. Был очень порядочным человеком, талантливым программистом и очень опытным в походах (по Крыму вместе ходили года три). Был найден замерзшим на голом склоне (на "полоныни") у поставленной палатки, рядом с ней. Почему-то не спустился к лесу. Был очень хорошо экипирован. Вечером звонил друзьям по мобиле, которые остались на базе "Драгобрат", что у него все нормально, что идет к ним. Утром не появился. Палатку нашли через неделю, примерно (КСС). Об этом случае писали у нас газеты. Именно из-за этого случая я заинтересовался ТД.

Про мистику, связанную с этим случаем,  я напишу потом, это уже чисто со мной связано, было такое дело за год или два ранее - в других условиях совсем. Потом меня обвинил его отец, что он из-за меня не смог пойти в этот поход зимой в Карпаты с сыном, потому что я его попросил в это время съездить вместо меня на конференцию в другую страну, потому что болел.

Вот, почему меня эта тема до сих пор мучает. Вот почему хочется тут тоже обсудить похожие случаи.
Давайте, пожалуйста их обсуждать тут. Если Стенли и Петр не против.

Не знаю, с чего начать, но лучше начать, думаю, с такого:

"С читателями газеты «Маяк» о прошедших событиях тех далеких дней делится Бормотов Иван Васильевич, работавший инструктором турбазы «Майкоп». Он попал в снежный смерч с группой туристов на плато Лагонаки, сумел выжить и сохранить жизнь группе туристов на маршруте. Затем, руководя отрядом спасателей проводил спасательные работы по поиску и доставке к вертолету погибших туристов 30-го Всесоюзного туристского маршрута.
Плановые туристы З0-го Всесоюзного маршрута «По Западному Кавказу», начавшие путешествие из поселка Гузерипль так и не смогли его преодолеть. Они, попавшие под удар стихии 10 сентября 1975 года, остались лежать на снегу.
Прошло уже много лет, а в памяти людей до сих пор не изгладилась эта трагедия. Многим до сих пор не понятно, как это в летнее время, в лесу у костра смогли замёрзнуть люди. В те годы только лишь две-три газеты написали о случившемся, без подробного разбора ошибок, допущенных организаторами туризма, без анализа действий потерпевших.
Адыгейский областной народный суд провёл судебное разбирательство. Перед судом ответ за случившееся держали лишь администраторы турбазы «Горная» и «Кавказ», да некоторые чиновники из вышестоящих организаций.
Непосредственные же виновники трагедии инструкторы турбазы не были привлечены к ответственности по простой банальной причине, у них не было удостоверений инструкторов, и они не проходили специальных школ по обучению на инструктора туризма.
Логика судей здесь была железной. Управлять автобусом, заполненным пассажирами неподготовленному человеку нельзя, а не подготовленному человеку вести группу людей в горы можно!? Почему такое отношение к безопасности людей в горах? Почему доверили жизнь и безопасность людей, впервые попавших в горы, неопытным и необученным проводникам?
Отсюда и полная ответственность за трагедию, легла только на директоров и старших инструкторов турбаз. Сегодня этот случай уже забыт и вновь на сезонную работу на турбазы Адыгеи принимают всех желающих, не спрашивая об инструкторской подготовке.
В то время мне, как вновь назначенному начальнику туристской Контрольно спасательной службы Адыгеи, довелось участвовать вместе с Юрием Александровичем Штюрмером в работе комиссии по разбору трагедии на маршруте. А также и непосредственно испытать на себе силу стихии, пробушевавшую в горах. В тот злополучный День и час я работал инструктором турбазы «Майкоп» и пробивался сквозь снежный буран с плановой группой туристов 825 Всесоюзного маршрута на высокогорном плато Лагонаки к приюту «Цице». Рядом со мной в двух-трех километрах замерзали в снегу туристы 30-го маршрута.
Что же случилось в этот трагический день?
Это была обычная группа плановых туристов, скомплектованная из жителей Украины, Узбекистана, Центральной России и других уголков страны и приехавшая на отдых по туристским путёвкам. Они заехали на Хаджохскую турбазу «Горная», на 30-й Всесоюзный маршрут, прожили в ней пять дней, сходили в тренировочный поход на водопады Руфабго и переехали на турбазу «Кавказ». Все пять дней с ними занимался опытный инструктор туризма Агеев Алексей Павлович – учитель школы из поселка Табачного Майкопского района. Ему в помощь были выделены два студента Донецкого сельхозинститута Сафонов Алексей и Ковалёва Ольга.
Агеев Алексей в основной сложный поход через высокогорную зону к Черному морю пойти не смог, начинался учебный год и ему нужно было на работу. Все три группы туристов: «Ноликов», «Ашников» и «Бешников» разделили на две подгруппы и поставили руководителями студентов, пришедших работать инструкторами первый сезон.
Утром 9-го сентября туристы, получив продукты питания на турбазе «Кавказ», вышли на основной маршрут: турбаза «Кавказ» - приют «Тепляк» - приют «Фишт» - приют «Бабук - Аул» - приют «Солох-Аул» - поселок Дагомыс. Шли по левому берегу реки Белой до слияния её с рекой Тепляк, где стоял одноименный
приют. Вечером у походного костра был организован праздничный ужин. Уже стало традицией на многих плановых маршрутах, когда нет повода выпить, то его придумывают.
Так было и на этот раз. Играли шуточную походную свадьбу, медовый месяц и романтическое путешествие. Обычно такие праздники начинались в начале маршрута и весело заканчивались в ресторане Дагомыса в конце маршрута. Люди на отдыхе, они готовились к нему целый год. Поздний отбой, как правило привёл к позднему подъёму. Погода была пасмурная. Уже два дня с юго-запада тянулись серые тяжелые тучи.
Утром 9-го сентября с выходом на маршрут задержались. Пока приготовили завтрак, пока собрали рюкзаки, потеряли два-три утренних ходовых часа, когда погода ещё позволяла пройти наиболее сложный и крутой участок маршрута. С утра было пасмурно. Тропа в густом пихтарнике круто поднималась вверх по склону. Начался мелкий моросящий холодный дождь, на тропе стало скользко.
Чем ближе подходили к альпийской зоне, тем становилось всё холоднее. В воздухе запахло снегом - это был первый признак надвигающегося урагана. Сырость и холод пронизывали всё тело. Начала срываться снежная крупа. В лесу было как-то непривычно спокойно. И снежный заряд не насторожил инструкторов.
Группы вышли на альпийскую зону и длинной цепочкой вытянулись вдоль восточных склонов горы Гузерипль. Склоны хребта Каменное Море, горы Оштен и верхушка горы Гузерипль были белыми от снега, но и это не вызвало тревоги у инструкторов. Сильный ветер порывами обдавал то дождём, то зарядом снежной крупы. Туристы, разделившись на несколько небольших групп, продвигались по тропе, траверсируя склон горы Гузерипль.
Непогода усиливалась. Снежная крупа перешла в сплошную метель. В считанные минуты замело тропу. Впереди было только белый альпийский склон. Видимость сократилась до 2 - 3-х метров. Даже опытным туристам трудно ориентироваться в условиях ограниченной видимости. Инструкторы попытались собрать туристов, растянувшихся по тропе вдоль склона, всех вместе, в одну группу. Сафонову удалось догнать группу Ковалёвой и объединиться. Стали советоваться с группой, что делать дальше. Или вернуться на приют, или пробиваться по тропе вперёд на приют «Фишт». Неуверенность инструкторов сразу передалась туристам.
Мнения разделились. Одни настаивали идти вперёд, на приют «Фишт», другие же вернуться назад, а третьи спуститься в лес и переждать непогоду. Пурга разыгралась в полную силу, ветер валил с ног, снег затруднял передвижение, сек лицо и руки, полностью скрыл тропу и ориентиры.
Когда уже инструкторы решили возвращаться назад и стали собирать сбившихся с тропы туристов чтобы идти к пастушьему балагану, в их команды уже были внесены другие коррективы. Среди туристов были явные лидеры. Здоровые крепкие парни, с армейским и походным опытом. К их мнению всегда прислушивалась группа, их авторитет был выше, чем у молодых студентов.
Они первыми сошли с тропы к лесу, до которого было не более полукилометра. Ветер дул в спину, лес был внизу и идти казалось просто. За ними устремились и другие туристы. На крики инструкторов вернуться на тропу, никто не обращал внимания.
Холод, снег и ветер гнал их к спасительному лесу. С этого момента они остались один на один со стихией. Ковалёва, собрав остатки группы, повела к пастушьему балагану. Сафонов пошел за туристами вниз, пытаясь собрать расползавшихся по склону туристов. Но началась уже паника. Кто-то бросил рюкзак и побежал по склону, кто-то кричал, призывая идти вместе, и не бросать друг друга, кто-то, завязнув в глубоком снегу, просил о помощи. Группой двигала одна паническая мысль:
«Быстрее вниз, к спасительному лесу, там костёр, там тепло», и они бежали, бросая ослабевших товарищей. Им помогал шквальный ветер, заглушая голоса, резко бил в спины, сталкивая в глубокий распадок балки Могильной, одного из притоков реки Армянки.
«Лидерам», расколовшим группу, всё же удалось войти в лес и разжечь костёр. У кого хватило сил пробиться к костру, тот пробился и остался жив. Остальные обессилевшие и потерявшие ориентировку в пурге рассыпались по крутым склонам балки Могильной.
Долго до сидевших у костра здоровых и крепких парней доносились мольбы и просьбы о помощи погибающих. От костра никто не встал, не пошел на выручку своих товарищей, не помог ослабленным выбраться из балки по глубокому снегу. Так туристы, сошедшие с тропы и устремившиеся за лидерами, остались брошенными на склоне горы один на один со стихией.
Тем временем Ковалёва Ольга благополучно добралась с остатками группы до пастушьего балагана. От секущей лицо и глаза, ледяной крупы, она ослепла. Сафонову удалось собрать часть туристов на склоне, переправиться через ручей балки Могильной, войти в лес и разжечь костёр. Он приказал туристам собирать дрова, поддерживать костёр, а сам пошёл искать остальных, оставшихся на склоне. Никто из мужчин не смог оторваться от костра и не пошел с инструктором искать отставших.
А когда он вернулся, ведя с собой полузамёрзших девчонок, костёр уже не горел, не было дров. Мужчины сидели прижавшись друг к другу и замерзали. С большим трудом инструктору удалось заставить туристов собрать дрова и вновь разжечь костёр. Никто не хотел идти за дровами. Но когда запылал костёр, мужчины первыми прижались к теплу, не пуская других. Они отталкивали Более слабых и женщин, огрызаясь и скандаля.
Ольга Ковалёва в пастушьем балагане встретила пастухов Острицова Виталия Георгиевича и Крайнего Владимира, пасших коров колхоза «Путь к коммунизму», и попросила их помочь в поиске рассыпавшихся на склоне горы туристов. Они сразу оделись и вышли на поиски. Когда Острицов, выбиваясь из сил, притащил к балагану двоих девушек и попросил парней помочь вытащить другую девушку из глубокой балки, потерявшую сознание, желающих не оказалось. Он нёс ее, сколько мог, по грудь, увязая в снегу. По пути он встретил ещё двоих туристов, сидевших под большой пихтой и велел им никуда не уходить и поднять из балки потерявшую сознание девушку, сказав, что он за ними придет.
С большим трудом он выгнал из тёплого балагана здоровых парней, чтобы они по его следу в снегу забрали девушку и двух туристов, оставшихся под пихтой. Но парни, отойдя от теплого места постояли там немного, и вернулись к балагану, сказав, что никого не нашли.
Девушка, оставленная в балке, так и осталась замерзать, никто за ней не пришёл. Судьба двоих, оставленных под пихтой, сложилась так. Ими оказались туристы Светлана Вертикуш и Михаил Осипенко. Светлана твёрдо уверенная, что ей все равно окажут помощь, за ней придут, о ней знают, трое суток боролась в одиночку со стихией и выжила. Выжила надеждой и верой, что к ней кто-нибудь пробьется.
Насквозь промокшая, без тёплых вещей, спичек, костра и продуктов она под огромной пихтой соорудила себе из веток и папоротника шалаш. Вокруг пихты в глубоком снегу пробила тропу и всё время двигалась, не давая себе замёрзнуть.
Лишь только‚ 13-го сентября, увидев вертолёт спасателей, покинула своё убежище и, беззвучно плача, стала карабкаться по осыпному склону навстречу спасателям. Она единственная, кого спасателям удалось найти живой, она не потеряла самообладания, мужественно боролась с холодом и голодом. Всё время ждала.
Ждала трое суток. Она могла бы поддаться панике и уйти с того места, где их оставил Острицов, тогда наверняка бы погибла. Она жила надеждой, что помощь придет и выжила в этой стихие.
Горы не прощают слабости, трусости и малодушия. Только лишь преодолев все трудности, она из последних сил карабкалась к спасателям, кричала ослабшим голосом, но не слышала своего голоса. Увидев спасателей спешащих к ней, она потеряла сознание. Её уложили на палатку и понесли в вертолёт.
Михаил Осипенко, который был со Светланой, решил найти свой брошенный рюкзак. В нём были тёплые вещи, продукты питания и сухие спички. Отошёл от пихты, где остановилась Светлана, и заблудился в лесу. С группой спасателей его мы нашли самым последним из погибших. Он сорвался в глубокую пропасть каньона и лежал на каменном дне реки Армянки, под снежной лавиной. Справа и слева от него, заглушая всё вокруг, ревели полноводные 40-метровые водопады Армянки. Это уже стаивал под ярким солнцем снег прошедшего урагана. Разыскали Михаила только на девятые сутки после гибели всей группы.
Кроме небольших групп туристов, Сафонова, Ковалёвой и «лидеров», ещё удалось закрепиться в лесу небольшой группе туристов, остальные остались медленно замерзать на снегу. Оставшись без тёплых вещей, без инструктора, потеряв волю к борьбе со стихией, они обрекли себя на замерзание. Из 53 человек 21 погиб.
Те, кто выжил в первую ночь, рассказывали нам, как они, сбившись в круг, сложили оставшиеся рюкзаки, прижались спина к спине и сидели, накрывшись полиэтиленовой плёнкой. К утру из этой группы четверо остались лежать неподвижными.
В группе «лидеров» события разворачивались совершенно по другому. Они отказывались помогать ослабшим, отбирали у туристов теплые вещи для себя. У этих здоровых парней, внёсших неразбериху и панику в группе, было всё: карта, сухие спички, продукты, медикаменты. Они были хорошо экипированы, сидели у костра и не обращали внимания на крики погибающих. Утром, проснувшись и позавтракав у костра, спокойно ушли вниз по тропе, прихватив с собой тёплые вещи, снятые с погибающих туристов.
Они тоже выжили. Тоже были на суде. Но судить их не стали. Суд объяснил, что на этих мародёров подействовала стихия, и они не ведали, что делали. После первой ночи ещё оставались живые, обессиленные и обмороженные. Они не в состоянии были выбраться из глубокой Могильной балки. Женщина по имени Дина так и осталась лежать на ее дне. Как она просила своих крепких и здоровых товарищей не бросать её, помочь ей, ради её маленьких детей, но так и не допросилась помощи. Парни, вскрыв консервы и прижавшись к теплому костру спокойно грелись. Даже тогда, когда в группе осталась последняя банка тушёнки, один из них вскрыл её и спокойно съел один, не поделившись с голодными товарищами.
На следующий день, 11 сентября полная свежих сил, к пастушьему балагану пастуха Острецова, поднялась следующая плановая группа туристов под выходным номером 94. Руководили этой группой также студенты, только из Краснодарского политехнического института Сергей Борзенко, Людмила Таранухина и Галина Кузминкина.
Увидев обмороженного инструктора 93-й группы Сафонова Алексея и ослепшую Ольгу Ковалёву, узнали у них про снежную обстановку, развернулись и ушли вниз на приют «Тепляк» готовить себе обед, не оказав помощи терпящим бедствие и не послав, гонцов на турбазу предупредить о потере людей в 93-й группе туристов.
Трагедия, разыгравшаяся на 30-м маршруте, происходила в основном в зоне леса на высоте‚ 1400-1600 метров над уровнем моря. Непогода бушевала ровно сутки. Днём засыпало всё снегом, ночью резко похолодало, а утром следующего дня уже блеснули в разрывах облаков первые лучи солнца. Сразу осел снег, и весёлые ручейки зазвенели по многочисленным желобкам чёрного от угольных сланцев склона горы Гузерипль.
Что же происходило на соседнем маршруте, идущем на высоте Более 2000 метров по высокогорному плато Лагонаки, где негде укрыться от шквального ветра, где нет леса и даже кустика, только обширные альпийские луга, продуваемые насквозь ураганным ветром.
9-го сентября погода явно и резко портилась. По «Жёлобу» на горнолыжную турбазу «Лаго-Наки» тянуло холодом и сыростью. Туристы кутались в штормовки и с тревогой посматривали на скалы Утюга, вдоль которых порывистый ветер раскачивал вековые пихты. С вечера получили продукты питания, упаковали рюкзаки и приготовились к раннему выходу. Уже перед отбоем старший инструктор турбазы Руслан Ачмиз пригласил инструкторов групп 825-го Всесоюзного маршрута «По Адыгее к Чёрному морю» и запретил выход на маршрут. Предупредил о том, что надвигается циклон и лучше не рисковать, переждать непогоду день-другой на турбазе.
Группе не хотелось сидеть лишний день на турбазе. Они приехали с Урала и Сибири и пурги не боялись. Но всё же ещё раз Более тщательно просмотрели свои накидки от дождя, упаковали свитера, шерстяные носки, проверили обувь на прочность.
Серое, пасмурное, но без дождя утро, сначала ничего плохого не предвещало. Старший инструктор, внимательно осмотрев горизонт, и втянув воздух ноздрями, покачал головой. «Будет снег - сказал он, но вы не рискуйте, как только первый заряд сыпанёт - сразу назад, на турбазу». С этими словами он вручил нам маршрутные документы и проводил группу в количестве 37 человек в сопровождении одного инструктора. Хотя и сибиряки были закалённые в морозах, но к штормовому прогнозу отнеслись серьёзно.
Для защиты от холода в ход были пущены все имеющиеся тёплые вещи, полиэтиленовые пакеты и накидки. Экипировка плановых туристов очень слабая: штормовка, кроссовки и кеды. На каждую ногу сначала туристы надевали шерстяные носки, затем упаковывали в двойной полиэтиленовый мешочек и только тогда обували кроссовки.
Для защиты рук они вытягивали рукава свитеров, накрывали их полиэтиленовым кулечком и завязывали шнурками. Даже для защиты лица от пронизывающей холодом, секущей кристалликами льда, бешено несущейся снежной крупы, они применили полиэтиленовые мешки. Мешочки действовали как экран, защищая глаза и лицо от снежной крупы и сохраняли тепло в организме человека.
Рано утром 9-го сентября вышли с турбазы «Лаго-Наки» и вдоль скалистых отрогов Утюга по узкой, еле заметной тропе поднялись на перевал Азишский. Плато Лагонаки было чистое. Только ветер гнал темные и длинные облака, всё ниже прижимая их к вершинам гор. С перевала спустились в долину реки Курджипс и начали подниматься к перевалу Абадзешскому по длинному и тягучему альпийскому склону. Перед самым перевалом Абадзешский остановились на отдых. Достали сухой паёк, перекусили. Мелкий дождь порывисто забарабанил по штормовкам. Только что хорошо просматриваемая седловина перевала исчезла из вида и была поглощена клочковатой и бурой массой тумана.
Сильно запахло снегом и холодной сыростью. Дождь уже не барабанил, а порывисто хлестал туристов, срывая с них полиэтиленовые накидки. Хлопанье трепещущих на ветру накидок заглушало команды инструктора. Группа собралась в большой круг. Инструктор предупредил, что впереди группу ждет сильный снежный заряд с пургой и ураганным ветром, предложил группе вернуться на турбазу. Мужчины спросили, сколько уже прошли. Узнав, что уже полпути пройдено, стали просить, чтобы идти вперёд.
Тогда инструктор перестроил группу. Между мужчинами поставил женщин. В конце группы и в начале поставил самых сильных и опытных мужчин. Строго настрого запретил разрываться группе на мелкие группы. Строго наказал, чтобы поддерживали друг друга. Приготовил основную верёвку на случай, если придётся в сильный шторм каждому туристу держаться за неё.
Группа туристов знала, что их ждёт впереди, они приготовились к этому, знали как себя вести и что делать в снежном заносе. Полностью упакованные в штормовки капюшонами, в шерстяных свитерах и накидках, сгорбленные под рюкзаками и от сильного ветра они были полны решимости двигаться вперёд.
Дождь перешел в крупную ледяную крупу очень больно секущую лицо. От боли невозможно было идти и просматривать путь их движения. Остановились, достали приготовленные полиэтиленовые пакеты и марлевые повязки, чтобы укрыть лицо. Стало очень холодно, штормовки и рюкзаки моментально покрылись ледяной коркой. Несущуюся с большой скоростью ледяную крупу, сменил снег.
Он моментально заполнил глубокие глинистые скотогонные тропы снегом. Эти тропы за много лет набили пасущиеся здесь коровы. А частые дожди размыли их. Глубина снега на глазах нарастала. Ветер усиливался, переходя в ураганный. Уже трудно было стоять, а идти ещё труднее. Инструктор остановил группу, прошёл вдоль колонны, проверяя состояние туристов и ещё раз спросил:
«Может вернёмся?» «Нет» - в один голос возразили туристы с такой уверенной, восторженной, полной решимости искрой в глазах. «Ну, тогда пошли!» - сказал инструктор, достав жидкостный компас и покрутив его вправо и влево, сверяя азимут движения на случай отклонения от маршрута. Впереди уже в двух метрах ничего не было видно. Только белая, несущаяся с огромной скоростью стена снега.
Свежевыпавший снег уже был выше колена. Промокшие под дождём штормовки смёрзлись в ледяной панцирь. Пронизывающий тело ветер, выдувал всё тепло. В этой снежной круговерти исчезли все ориентиры. Только снег, ровное поле и ураганный ветер. Это был перевал Абадзешский.
Как из-под земли в чёрных бурках выросли обросшие с чёрной щетиной два всадника, перегородив дорогу. «Куда? Назад! Не видите, что делается!» - кричали они. Кони приседали на задние ноги, с трудом сдерживая ураганный ветер. Инструктор, взяв под уздцы коня, пропустил группу.
Это были абадзехские пастухи, сгонявшие вниз остатки застигнутой врасплох скотины. Среди них был Варуш, знающий на этом плато каждую травинку и капризы природы. Наступила «белая мгла». Все стало однотонно белым. В этих условиях человек полностью перестает ориентироваться в пространстве и во времени. Вокруг только ровное поле и снег. Группа снова сбилась в круг. Пересчитались. Все на месте.
Инструктор обошёл туристов. Он был весь в ледяном панцире, даже на усах и ресницах висели льдинки. Долго очищал экран покрытого льдом компаса. Потом, выбрав направление побрёл, по пояс в снегу навстречу урагану. Группа держалась за лямки рюкзаков друг друга, нагнув головы от сильного ветра, покорно шла за ним. Мужчины ругая, летнюю зиму «югов», подбадривали друг друга, помогая женщинам. Главная задача группы была в том, чтобы пробиться к северным отрогам горы Оштен и укрыться за его стенами от мощного юго-западного циклона.
Пробурившись по глубокому снегу в истоки реки Армянки группа остановилась на отдых в добротном деревянном домике пастухов, прозванном туристами «Рубленый балаган». Надо было срочно организовать обед, пополнить энергетический запас туристов. Инструктор, открыв домик пастухов, шагнул за порог и с грохотом улетел в дальний угол.
Не успев подняться, он тут же был сбит с ног туристом, шагнувшим за ним вслед. В домике у самого порога лежала замёрзшая корова. Осмотревшись вокруг пастушьего домика, обнаружили ещё несколько заснеженных бугорков, под которыми лежали коровы. Балаган скрипел, стенал и качался от ураганного ветра. Снег со свистом врывался внутрь через щели в стенах. Казалось, что ещё один порыв ветра, и он унесёт пастуший домик вместе с туристами. Группа битком набилась в балаган, но долгожданного тепла не почувствовала. По приказу инструктора надо было срочно распаковать рюкзаки, достать шоколад, овсяное печенье, сахар и горячий чай, тщательно упакованный вещами внутри рюкзаков и приготовленный ещё с утра.
Обледенелые рюкзаки открывались с трудом. Мужчины, сбив лёд с рюкзаков, в полутьме балагана достали пищу. Туристы, съев свой паёк, как-то приободрились, повеселели, начали отпускать шутки в адрес южной летней метели, как она морозит сибиряков. Расслабляться и задерживаться в тесном балагане, было опасно. Поэтому инструктор ещё раз объяснил ситуацию. Строго настрого запретил отставать и разрывать колонну при движении. Вывел из балагана, пересчитал, установил прежний порядок в колонне, и начали штурм следующего перевала.
Поднявшись на Оштеновский перевал, в кромешной круговерти снега наткнулись на стаю волков, раздирающих замерзшую корову. Сытые, с окровавленными мордами, хищники даже не испугались их. Подняв головы от добычи, они внимательно осматривали группу обледенелых туристов, не двигаясь с места. За стеной Оштена порывы ветра немного ослабли. Стали появляться разрывы в сплошном потоке, несущегося с огромной скоростью снега. Лишь его глубина по-прежнему сдерживала темп движения, отнимая силы.
Уже спустившись в долину реки Цице, туристы, падающие от усталости в снег, всё чаще стали беспокоить инструктора вопросами. «А далеко ли ещё идти? Скоро ли приют? На все вопросы был один ответ:
«Потерпите! До приюта ещё далеко». Здесь действовало одно из правил в экстремальной ситуации, туристов надо было нацелить, на длительную работу, на преодоление сложных препятствий и чтобы они не расслаблялись. И вот уже когда до приюта «Цице» оставалось 200 метров, и небольшой подъем в зоне соснового леса отделял группу от приюта, инструктор совершил ошибку. Он сказал: «Всё, девочки, уже пришли. Вот в этом лесу находится наш приют». Мужчины сразу вырвались вперёд, к костру, а женщины опустились на снег, не желая дальше двигаться. С большим трудом, с помощью заведующего приютом и пастухов удалось дотащить их до приюта. Страшно представить, если бы это произошло в 2-3 километрах от приюта.
Поднявшись на приют, группа некоторое время отдыхала от перехода. Оттаивали у костра обледенелую обувь, рюкзаки и штормовки. Густой, мечущийся под порывами ветра, дым разъедал глаза, но люди жались к огню, постепенно отогреваясь.
Переодевшись в сухое, и напившись горячего чая, они повеселели. Уже был слышен их весёлый гомон и смех у костра. Развесив на шнурах мокрые вещи под навесом кострища, группа рано улеглась спать. Переход для них по глубокому снегу и ураганный ветер всё же был очень труден. На приюте «Цице» снега было немного. Тревожили яркие всполохи молний и резкие, оглушающие раскаты грома. Здесь, в районе Фишт-Оштеновского горного узла, при сильных снегопадах, ослепляющие глаза молнии и оглушающий гром дело обычное. Снежная гроза настолько близка и реально ощутима, что приходится время от времени замирать и отбрасывать в сторону железные ледорубы.
Слаженность группы, взаимопомощь, понимание опасности в экстремальной ситуации, стойкость и упорство, коллективизм и дисциплина помогли совершенно неподготовленным для гор людям выстоять и победить стихию.
Утром следующего дня инструктор проснулся от храпа коня. Резко встав, он больно ударился о брезентовый полог палатки. Не поняв сначала, почему брезент такой твёрдый, он выглянул из палатки. Палатка была покрыта десятисантиметровым слоем льда. Сосульки, как столбы подпирали пологи палаток.
Поразила звенящая тишина. После ураганной ночи небо было чистое и голубое. Вершина горы Оштен загоралась оранжевым огнем. Наступил рассвет 11-го сентября 1975 года.
Директор турбазы «Лаго-Наки» Бричев Рамазан Худович, вернувшись вечером с совещания в Адыгейском областном совете по туризму, привез сообщение, о штормовом прогнозе погоды. По всему плато Лагонаки выпал снег. Беляев Владимир отправился в непогоду на приют «Цице» с приказом директора, приостановить движение групп по маршруту, до установления нормальной погоды. В кромешной, снежной стихии Беляев сбился с пути, и засветло не попал на приют «Цице». Завёл лошадь в лес и полностью доверил свою жизнь коню. Конь нашёл укрытие от шквального ветра и остановился. Беляев Владимир, чтобы не замёрзнуть накрывшись буркой, залез под тёплое брюхо коня и так скоротал ночь.
На отрезке 825-го маршрута: приют «Цице» - перевал Майкопский - приют «Водопадный», со стихией боролась группа плановых туристов, под руководством студентки Адыгейского педагогического института Надежды Волковой.
Погода стала портиться, когда они уже начали спуск с Майкопского перевала, на западную сторону горы Пшехо-Су, в зону леса. Но тоже благополучно добрались до приюта. Основная заслуга в этом была инструктора, которая прошла обучение в Майкопской школе инструкторов туризма. Её профессиональный опыт, личное мужество, авторитет и стойкость позволили сплотить группу, мобилизовать все силы на борьбу с обрушившимся на горы ураганом.
Вот две ситуации в плановых группах, по параллельно идущим маршрутам в одном и том же горном районе, в одно и то же время.
В одних группах туристов и маршрут пониже над уровнем моря, и лес рядом, но они погибают. В других группах - полное безлесье, по пояс снег, сильный ветер, высота более 2000 метров над уровнем моря, а они спокойно преодолевают стихию без потерь, паники, обморожений и заболеваний."

Отредактировано Belfanio (2014-10-22 04:18:19)

+1

2

Хочу сразу оговориться о случае в Карпатах. Я не мог, да и сейчас не могу, расспрашивать своего бывшего друга о подробностях. Из морально-этических соображений. Детали узнавал от коллег туристов позднее. Хотя, сам этого мальчика хоронил, лично.

Палатка была поставлена совсем в неподходящем месте, на продуваемом склоне. До ближайшего леса спуститься метров 200. До базы - метров 500. Говорят, что руки были окровавлены. И, без перчаток. Хотя все у него было, и горелка, и еда. Хорошо одет и обут.
К этим деталям я еще вернусь. В свете приведенной статьи про Адыгею.

Насчет Адыгеи. Там лет 10 назад другой мой хороший друг и однокурсник - Валерий Бриних был директором Кавказского заповедника. Если надо, я мог бы с ним пообщаться на эту тему. Сейчас он не при делах, потому что выступил противником дороги "Дагомыс-Лагонаки" через заповедник. Но, он должен помнить эту историю, приведенную в цитате.

Отредактировано Belfanio (2014-10-22 04:38:57)

0

3

Теперь про Карпатский случай с форумов (высоты там примерно такие как на Северном Урале).
Это про тот случай, который я упомянул в начале темы:

"Мой друг ХХХХХ ХХХХХХ пропал в районе Драгобрата, совершая пеший двух-дневный поход в одиночку к озерам Догяска и, вероятно, Трояска. Последняя связь с ним была в Вс, 19 декабря 2010 года, примерно в 15:30. Он сообщил, что до озер добрался накануне и успешно там переночевал, но на пути обратно заблудился и не успевает засветло вернуться к гостиницам курорта Драгобрат, поэтому разбивает лагерь. Сказал, что у него есть еда и тепло и он цел и невредим. Также у него имелись снегоступы, два спальника, палатка, горелка и 1 баллон, бензиновая грелка, рация (в Вс он сообщил, что она садится) и GPS (в Вс он сообщил, что он барахлит и поэтому он заблудился).
После этого от него не было никаких вестей, погода препаршивая - пурга.
Обращались к спасателям, они сообщили, что сегодня искали, но не нашли, видели следы стоянки возле озер (вероятно, его стоянки) но пока больше ничего.
Мы пытаемся своими силами организовать альтернативные поисково-спасательные работы и просим оказать посильную помощь - от участия до дельных советов, знаний местности, аренды снаряжения, может кто-то находится сейчас в том районе....
Силами друзей мы обещаем компенсацию затрат.... "

"... по последним данным, его нашли не у озера, а буквально в 800м от Драгобрата, прямо на хребте. Палатка в хлам разорвана, дуги поломаны... В ночь с Вс на Пн был мороз -17 да плюс ураганный ветер на хребте..... (сейчас там не намного лучше, разве что подтаяло все значительно..."

"что известно на данный момент:
экспертиза постановила причину смерти - обморожение, 20 декабря. 23 декабря тело нашли в нескольких метрах от карниза на хребте, между тропой и карнизом, в 1,5 км от г. Стиг, РЯДОМ с палаткой, точнее с ее остатками - тента не было, внутренняя часть, собственно палатка, порвана, дуги поломаны. Рюкзак - полностью спакованный, рядом, ХХХХХХ - в одежде, капюшоне, лыжной маске, с голыми руками, окровавленными - видимо пытался закапываться, стоял на коленях, потом откинулся назад, лицо спокойное, без гримасы.......
Известно, что он ночевал ночь с Пт на Сб возле подъемников Драгобрата, затем с Сб на Вс на озере Догяска, утром стал возвращаться к базе Драгобрат...
Известно, что его последний звонок он сделал сам, осознанно включил телефон, сообщил, что с ним все в порядке, он где-то рядом но заблудился и будет ставить палатку. Разговаривал трезво, отвечал на вопросы, как ночевал, не холодно ли и нужны ли спасатели, вот только на этот важный вопрос он почему-то ответил, что не нужны, высмеял того, с кем говорил и убедил спасов не вызывать....
Я предполагаю, что после звонка он еще пытался выйти на правильный путь, совсем заблудился, вероятно, сильно устал. Почему-то не решил падать просто вниз, а ставить палатку просто там, где стоял, без единого укрытия. Не смог поставить палатку, вероятно обморозил все руки и не смог открыть рюкзак, достать спальники... Дальше попытался закопаться, но.... жизнь оборвалась....
...
Мне вот интересно, может ли экспертиза определить, что было ДО обморожения? Может какой-то приступ..."

"Долго думал про парня...
Смею предположить, что ХХХХХХ начал устанавливать палатку голыми руками без перчаток, т.к., возможно, конструкция которой предполагала множество тонких манипуляций с её элементами и в процессе установки на ветру и в сильный мороз за считанные минуты мог получить обморожение пальцев, что не дало ему возможности закончить установку палатки и распаковать рюкзак. Очки, капюшон были на нём до обморожения, рюкзак снял, возможно, палатка была на внешней навеске, снял перчатки...
Подобная ситуация была в этом году на Аршице, когда мы не были готовы к отрицательным температурам, а палатка была летняя, с множеством элементов, требующих использования голых пальцев. У нас температура вечером была около минус 3-5 градусов, и то в конце установки пальцы деревенели."

Отредактировано Belfanio (2014-10-22 05:27:10)

0

4

Про мистику я потом напишу, сейчас не готов...

0

5

Belfanio
Хочу Вам сразу сказать, что себя винить не надо. То, что погиб Ваш знакомый  - это горько, страшно, но винить себя ни в чем не надо. Поход зимой в одиночку по горам - это один из способов самоубийства. Если отец не смог пойти в поход, то самому сыну нельзя было идти. Нужно было перенести этот поход. Часто люди ищут виновника трагедии, хотя в данном случае виноват сам парень. Он шел в такой поход добровольно, самонадеянно, легкомысленно, не задумываясь, что ему одному никто не поможет в трудной ситуации, которая может в горах настать в любое время. Отцу легче жить, когда он обвиняет кого-то в смерти сына. Его понять можно. Но Вы не настраивайтесь на эту волну, Вам себя абсолютно не в чем винить.

0

6

Много поучительного  Вы рассказали, интересно, что люди, которые могли бы спасти, может не всех, но многих, повели себя , как........))).
Удивительна история про Вашего друга (вернее его сына).
Полностью согласна с Изумрудом, что Вам себя абсолютно не в чем винить.

0

7

Случай в Бурятии:
В августе 1993 года на поезде прибыла группа туристов из Петропавловска-Казахского.

- Это совершенно голая часть гор, там только камни, трава и ветер, — приводятся на форуме слова Леонида Измайлова, бывшего замначальника Забайкальской региональной поисково-спасательной службы.

Несколько дней над горами шел снег с дождем. Выбившись из сил, группа встала на привал. Ниже, на расстоянии четырех километров, проходит кромка леса. Почему же туристы не спустились в лес, до сих пор остается загадкой.

- Утром 5 августа они собрались в путь, как вдруг около 11 часов у одного из парней изо рта пошла пена, полилась кровь из ушей. На глазах у всех Александру К-ину стало плохо, и он тут же скоропостижно скончался, - рассказывал Леонид Измайлов.

После этого, по словам выжившей Валентины У-ко, в группе начался полный хаос. «Денис начал прятаться за камни и убегать, Татьяна билась головой о камни, Виктория и Тимур, вероятно, свихнулись. Людмила Ивановна скончалась от сердечного приступа» — такие данные были записаны в отчете о поисково-спасательных и транспортировочных работах со слов выжившей девушки.

А вот как описывают на форуме происшедшее казахские спортсмены:

• «Через некоторое время падают сразу две девчонки, начинают кататься, рвать на себе одежду, хвататься за горло, симптомы те же, за ними падает паренек. Остаются девочка и парень, принимают решение оставить самое необходимое в рюкзаках и бегом вниз. Девочка наклонилась над рюкзаком, пока выкладывала, поднимает голову, последний парень с теми же симптомами катается по земле. Девушка побежала вниз. Ночь провела под камнем, на краю с лесной зоной, деревья валило рядом, как спички. Утром поднялась обратно».

• «Отделившись от группы и не зная, как спасаться, туристы погибали поодиночке от переохлаждения и истощения. Растянулись по склону и умирали один за другим».

• «Читал я про это несколько лет назад на сайте каком-то... Выдвигалась гипотеза о воздействии инфразвука: сильный ветер, рельеф специфический».

• «Я слышал версию об отравлении каким-то газом...».

Увидев погибших, Валентина отправилась на поиски людей. Спасли ее украинские туристы-водники. Они сначала проплыли мимо, но решили вернуться - им показалось подозрительным, что девушка не отвечала на их приветствия. Несколько суток девочка не разговаривала. Трупы сняли практически через месяц, хоронили в цинке - погода, звери и птицы хорошо поработали...

Картина была жуткая, вспоминают спасатели. Почти все погибшие были одеты в тонкие трико, при этом трое босиком. Что же происходило на плато? Почему, замерзая, участники похода сняли с себя обувь? Эти вопросы остались без ответов. В Улан-Удэ было произведено вскрытие, которое показало, что все шестеро погибли от переохлаждения.

http://paranormal-news.ru/news/v_burjat … 03-11-6422

+1

8

Наталия написал(а):

Случай в Бурятии:
В августе 1993 года на поезде прибыла группа туристов из Петропавловска-Казахского...

Тут небольшой форум по этой трагедии - http://nasmnogo.net/index.php?/topic/384-грустная-история-про-загадочную-гибель-турист/  О трагедии на Фиште - http://www.svastour.ru/kavkaz/1975.htm

Отредактировано Юрий (2014-11-01 21:03:12)

0

9

Belfanio
Вы   не  должны  себя  мучить   ,   Вашей    вины    здесь    не    было .   Попробуйте  абстрагироваться  от  личного  и  просто     принять   :  если  бы  Вы  были  рядом  и    бросили    (  во  что  я   ,  даже  при  таком  кратком  знакомстве   ,   не  поверю   никогда   )    =   это  одно .  Но  Вас  там  не  было ...   Нельзя  жить  с  таким  чувством  вины  ,    необоснованным  .   Это   мало  того  ,  что  несправедливо  по-отношению  к  Вам  ,  это   какое-то  просто  самоедство ... не  надо .

Про   случай  в  Бурятии   .  Насколько   помню   ,    выжившая  девушка   ,  Валентина  ,   она  вообще   потом  на  эту  тему  отказывалась  говорить .  Рассказала  сразу  ,  что  смогла  ,  а  потом  замолчала   .... Конечно  ,  воспоминания    не  приведи     Господь  .   Но  у  этих  ребят  тоже  остались  родные  ,  они   хотят  понять  .. ,   а   Валентина  молчит ...сложно    это    всё .

Отредактировано Кшесинская (2014-11-01 21:38:49)

0

10

Кшесинская написал(а):

Про   случай  в  Бурятии


Он не менее странен, я была на их форуме и изучила его. Почему  Валентина, не попросила подняться в лагерь.

Кшесинская написал(а):

Валентина  молчит ...сложно    это    всё .

Дело даже не в том, что молчит, а в том, что когда ее спасли, надо было просить подняться в лагерь, может можно еще было кого то и спасти. Ведь все строится с ее слов, как она рассказала в последствии. А странностей там хоть отбавляй.

Отредактировано Наталия (2014-11-02 10:25:46)

0

11

Наталия написал(а):

Дело даже не в том, что молчит, а в том, что когда ее спасли, надо было просить подняться в лагерь, может можно еще было кого то и спасти. Ведь все строится с ее слов, как она рассказала в последствии. А странностей там хоть отбавляй.

Я думаю, здесь дело несколько проще именно в ситуативном плане. Я обратила внимание, что спасся тот человек, который наклонился или присел, чтобы освободить рюкзак. Значит, возможно  откуда-то взялся газ легче воздуха.
Насчёт молчит - тоже объяснимо: человека обвиняют в смерти другого из-за того, что якобы по его вине не было рядом никого, кто мог бы помочь погибавшему (но погибший ведь тоже не подросток и даже не молодой человек - возраст под тридцать предполагает способность отдавать себе отчёт в  возможной опасности для собственной жизни). Так же и тут для родственников погибших она до конца своей и их жизней будет виновата только потому, что осталась жива, а они погибли.

0

12

Наталия
Наташа ,   девочка  шла  3  дня  до того ,  как  её  нашли ,  во всяком случае говорится о 3-х ночевках , думаю , спасать там уже было некого... Тут   непонятен  такой факт  : мерзли и мокли всю ночь  до первой смерти , а сухие спальники и плёнка лежали в рюкзаках.  Только Валя  могла бы объяснить , почему  ...

Отредактировано Кшесинская (2014-11-02 13:05:14)

0

13

Я думаю, что случай в Бурятии это о панике молодых неопытных людей. Возникла она спонтанно по ряду сложившихся обстоятельств. Паника парализовала людей нормально размышлять. Именно Валентине удалось выжить, потому, что смогла преодолеть в себе эту панику. Для родственников она не может быть винной, потому, что она не была организатором и руководителем этого похода, а таким же участником. Не могла одна противостоять группе обезумевших людей. Она рассказала то, чему свидетелем была, передала свое видение трагедии. Может быть молчание лучше для родственников погибших, чем узнать о каких-то не очень хороших действиях своих близких в драме, которые могли быть. Ведь не случайно мать одного из дятловцев спросила достойно ли погиб ее сын. Для родственников часто это бывает очень важно.

Отредактировано Изумруд (2014-11-03 01:14:55)

0

14

Изумруд
Соглашусь  абсолютно.  Но все равно , понять , почему мерзнущие люди не достали из рюкзаков спальники  и плёнку   (   целую  ночь  ,  до   первой  смерти  )    - не понимаю . Я не читала о том , что Валю обвиняли . Кошмар , если так .   
И  вопрос , позвольте .   Кто   из  родителей   дятловцев    задал    этот вопрос.   Тоже  никогда не встречала , теперь  ведь измучаюсь...Это очень характеризует самого парня , согласитесь...

"  Для  родственников  часто  это  бывает  очень  важно  "   .  Я  Вам   так    скажу  ,  иногда  это  может   даже    немножко  облегчить  боль...

Отредактировано Кшесинская (2014-11-02 17:13:09)

-1

15

Елена, это была мама Юры Кривонищенко. Здесь можете прочитать - это последняя фраза очерка
http://poxod.ru/literature/100ural/p_10 … mzl_a.html

+1

16

Изумруд
Спасибо, Изумруд. Я почему-то раньше не прочла это интервью. Спорное оно ,конечно,уж очень много неточностей. Но  последняя фраза -  несомненно правда.

0

17

Кшесинская написал(а):

НаталияНаташа ,   девочка  шла  3  дня  до того ,  как  её  нашли ,  во всяком случае говорится о 3-х ночевках , думаю , спасать там уже было некого... Тут   непонятен  такой факт  : мерзли и мокли всю ночь  до первой смерти , а сухие спальники и плёнка лежали в рюкзаках.  Только Валя  могла бы объяснить , почему  ...
            Отредактировано Кшесинская (Вчера 13:05:14)

Елена, там по одним данным она шла шесть суток, по другим трое. Много не ясного, опять таки сначала она сказала, что Людмила Коровина погибла, когда она поднялась в лагерь, затем говорила, что нашла ее еще живую и, что именно она указала ей куда идти.
История конечно не похожа на "нашу", но и странностей не мало.
Одно то, что она решила помыть голову, значит были силы и не все"равно было, как выглядит.
Честно скажу, может это и не тот случай, но не люблю тихих, вежливых девочек, с еле слышными голосами - от них всего можно ожидать.

+1

18

Наталия написал(а):

...не люблю тихих, вежливых девочек, с еле слышными голосами - от них всего можно ожидать.

   :D   :D   :D

0

19

Наталия
Ох  ,   Наташ  ,   мне  вообще   про  всё  это   говорить     трудно   ,  нам    ведь    категорически   запрещали  и  походы  ,   и  байдарки  ,  и  коньки  , лыжи  ( перед  классикой )  .  Ну  ты  в  курсе . У  неё  ,  может  ,  просто  голову  "  переклинило "  от  таких  ужасов  ,  девочке-то  18  лет  было .

0

20

Взято на форуме " Перевал Дятлова" .
   Материал размещен Grissom.
   Мне  показался он интересным.

По сути, вся история - клон. Но не клон "дятловской трагедии", как таковой. Поскольку история все-таки с хеппи эндом.
Сюжет удивительным образом, до некоторых точнейших совпадений реализует одну из распространенных версий, а именно - снежного завала. В нем есть все: и то, как и сколько времени можно и нужно раскапывать палатку, в условиях снежного циклона; что тревожит человека в такие минуты; почему он не бросает одежду и инструменты; как рассчитывает свои действия и возможные последствия; для чего палатка оставляется "разрезанной", а точнее - расстегнутой, после того, как её уже покинули люди.
Место действия - Абхазские горы, месяц - март, время - ночь.

"Два часа тратим на приготовление ужина. Ложимся спать. Выключаем фонарики. Странное дело. На улице тьма, а потолок палатки просвечивает. Легкое шуршание снега по куполу. Ясно вижу границу, до которой палатка уже засыпана. Половина высоты. Видимо, придется вставать ночью раза два-три. Уже понимаю, что спокойного сна не получится. Лежим, никто не спит. Белое пятно на куполе все сужается. Дышать становится тяжело. Пятно исчезло совсем. Засыпало по самый купол. Сажусь и включаю налобник. Никто не спрашивает что случилось, всем понятно, что расчистка снега неизбежна. Как хочется спать. Но надо идти. Надеваю шапку, свитер, куртка здесь же в качестве подушки. Рукавицы. Вся обувь тоже в палатке. Кроме сапог Ста. Поднимаю капюшон. Теперь открыть молнию палатки, молнию тента и быстро выскочить наружу. Открываю первую, вторую.
Передо мной плотная белая стена снега. Тыкаю в нее пальцем. Как бетон. Палец с трудом входит в снег. Всем немного не по себе от увиденного. Как бы не пришлось резать потолок палатки ножом. Тогда нам потом будет очень, очень плохо. Расковыриваю снег двумя руками. Он подается. На пол высыпается снег. Кто-то сгребает спальники в дальний угол.
Сую руку наклонно вверх, под застежку молнии и чувствую пустоту. Конус рыхлого снега снова всыпается в палатку. Я на грани паники. От предчувствия беды начинаю суетиться. Всовываю голову в черную дыру над входом и лезу вверх. Первый же вдох покрывает всю гортань и легкие снегом. Кашель, чуть не задыхаюсь. Сучу ногами, пока голова не оказывается снаружи. Кто-то толкает меня снизу в ступню. Я осматриваюсь вокруг, делаю несколько движений, пытаясь выбраться повыше.
Как будто ледяная рука легла мне на левое плечо. Я не оборачиваюсь, я уже знаю, кто это. Я смотрю перед собой и так отчетливо понимаю: вот она, наша смерть. Эта простая мысль не требует доказательств. Я просто знаю, что это так. Завтра днем меня уже не будет среди живых.
Я на дне глубокой снежной воронки в которую со всех сторон льются непрерывные ручейки снега. Я по верх груди в снегу. Где-то подо мной пружинит край палатки. Не могу сделать ни шагу. Тону в снегу как в воде. Котлована практически нет. Он засыпан. Из-под снега еще торчит бруствер из снежных блоков. Лопата где-то глубоко под снегом, хотя я оставил ее в метре от палатки. У меня паника. Всовываю руки в сугроб, шарю руками. Вот она, лопата. Раскачиваю ее и с трудом выдергиваю. Теперь приподняться над снегом, иначе я не смогу копать. Ветер треплет одежду. Кладу лопату на снег и опираясь на нее, пытаюсь подняться. Утаптываю под собой снег. Постепенно встаю в полный рост. Поднимаю голову... Как пощечина по лицу - шквал ветра, в секунду все лицо залеплено снегом. Снимаю очки. Тонкие иглы снежинок бьют в глаза. Чувствую, как они колют мне роговицу. Опускаю лицо под защиту капюшона. Очки бесполезны. Снимаю их и суетливо запихиваю в карман штанов. Становлюсь спиной к ветру и пригибаюсь под защиту бруствера. Еще раз попробовал подняться. Нельзя, сразу задыхаюсь. Скорость ветра, видимо, далеко за 30. Стою, пригнувшись, и начинаю копать.
Надо войти в ритм, иначе скоро устану. Несколько десятков лопат снега улетают в темноту. Очень быстро понимаю, что кидать вбок или вперед необязательно: достаточно подкидывать снег над собой. На несколько секунд поднимаю взгляд к небу и в луче налобника вижу, как снег взлетает над лопатой и мгновенно исчезает, снесенный шквальным ветром. Жуть. Хотя бы с откаткой снега проблем не будет. Копаю быстрее. Один копок в три секунды. Быстрее нельзя. Беречь кисти, работать плечами. Ритм вроде бы нашел. Краем сознания замечаю, что мне не холодно. Дешевая синтепоновая куртка прекрасно держит ветер. Это большая удача. Я ограничен только собственными силами, но не холодом. Значит, несколько часов мы продержимся. Вокруг меня образуется небольшая площадка. А со склонов неумолимо, как песок в песочных часах, стекают ручейки снега. Когда я копаю быстро, мой раскоп медленно увеличивается. Как только я останавливаюсь, он на глазах засыпается. Из-под снега появился купол палатки. По высоте он вровень с моими коленями.
- Ну что там? - глухой голос из-под купола.
- Все очень плохо.
- Тебя сменить? Ты уже час копаешь.
- Пока сидите.
Я понимаю, что на залезание в палатку и на вылезание другого копальщика уйдет много времени. Буду копать, пока не почувствую усталость. Мы в самом центре циклона. Сколько это может продлиться? Мы сможем продержаться максимум часов 10-12. Может, 15. Потом силы иссякнут, и мы погибнем. Если буря продлится сутки, мы обречены. Эвакуация? Бред. Это абсолютно невозможно. За пределами ямы человек продержится несколько минут. Там можно стоять разве что на четвереньках. Да и куда идти? До леса три километра. Видимость ноль. Компаса нет. Да там еще и обрывы в каньон. Сваливать без вещей по свежевыпавшему снегу? Выбьемся из сил в ста метрах от палатки. В пещеру? Шурф давно засыпало. Копать заново? Я даже не знаю, как до него дойти эти двадцать метров. Ну, даже если дойду. Он будет засыпаться быстрее, чем мы будем копать. Вся проталая камера под шурфом уже забита снегом. Копать просто некуда. Да мы и спуститься во входной колодец не сможем. Каски под снегом. Снаряга засыпана. Еда, палатки - неизвестно где.
Я копаю и копаю. Сто копков. Двести. Триста. Пятьсот. Перестаю считать, это бессмысленно. Левый край палатки почти очищен. С этого края все даже неплохо. А вот справа дела скверные. Над палаткой нарос бархан метра четыре высотой. Лопата на вытянутой руке не достает до его верхнего края. Если он рухнет, то палатка со всеми обитателями будет раздавлена. Вот она наша погибель - бархан. В яме скорость ветра низкая. Снег беспрепятственно несется ветром по склону горы, и сразу же оседает во всех углублениях. Вырыли себе могилу, значит. Почему? Что мы сделали не так? Ведь всегда роют котлован под палатку. А если бы поставили палатку не в котлован, а прямо на снег? Тогда бы ее порвало ветром или унесло. Значит, мы не виноваты, а просто судьба у нас такая? Бархан медленно ползет вперед. Я зачищаю его отвесную стенку, а сверху, с его кромки льются вниз все новые ручьи снежной крошки. Может разобрать бруствер? Тогда ветер опустится и бархан станет ниже? Я бросаю лопату и на четвереньках ползу к брустверу. Сбрасываю два верхних ряда снежных блоков. Луч моего света шарит вниз по склону. Только клубы летящего снега. И все тонет в снежном буране. Вползаю в яму. Минуты две работаю. Нет. Дышать стало невозможно. Ветер меня добьет. Надо восстановить бруствер. Снова ползу на четвереньках и собираю разбросанные блоки.
- Ты уже два часа там. Давай сменяйся.
Вползаю в палатку. Химик, Ста и Татьяна смотрят на меня: ну что там? По лицам вижу, что они до конца не понимают, что происходит. Говорят спокойно, без особой тревоги. Они знают только, что я вылез из палатки и два часа что-то там копал. Они не знают главного: что наши дела безнадежны. Ну и ладно, хватит того, что я это знаю. Пусть еще побудут в неведении. Ста берет мою куртку и сапоги. Его сапоги где-то там, под слоем снега. Минут через пять он готов к выходу и ныряет вверх, в отверстие под потолком. Несколько минут его не слышно. Почему он не копает? Потом, много дней спустя он признался мне, почему он не копал. Когда он вылез на поверхность, он просто впал в ступор. Несколько минут он стоял в полном осознании того, что все наши действия совершенно бесполезны. Потом начал копать, чтобы хоть как-то бороться.
Между тем в палатке тоже развернулась борьба за спасение. Все понимали, что вне палатки мы можем существовать только считанные часы. Что палатка - наш корабль. Мы живы, лишь пока поддерживаем его на плаву. А корабль уже тонул. Правую стенку давило снегами. Одну дугу уже вывернуло и прижало к земле. Я прижался спиной к стенке и уперся ногами в завалившуюся стенку. Масса снега давила на меня, отодвинуть ее было уже невозможно. В палатке стало холодновато. Молнии закрыть не получается. На них давит масса снега, а сверху, сквозь отверстие постоянно ссыпается снег. Я леплю из него комки и выбрасываю сквозь отверстие наружу. А снег снова ссыпается. Площадь палатки уменьшилась вдвое. Мы сидим втроем, упершись спинами и ногами в стенки. Пространство медленно, очень медленно сжимается. Через несколько часов палатка схлопнется, мы все вылезем наружу и будем вчетвером стоять в яме, пока ее не засыплет совсем. Потом мы пойдем вниз по склону и там увязнем в снегах. Первой замерзнет Татьяна. Она отстанет первой. Потом Ста, он без сапог. Мы с Химиком умрем последними. Потеряем направление или забредем в котловину, из которой не выбраться. Сядем в снегу и будем ждать смерти.
Прошло часа полтора или больше. Надо сменять Ста. Мы пойдем вдвоем с Химиком. Надо попробовать принести вторую лопату от пещеры. Будем копать в две лопаты. Ста влезает в палатку. Снимаю с него куртку и сапоги, одеваю на себя и вылезаю наружу. Почти ничего не изменилось. Котлован за четыре часа работы мы не увеличили. Копаю снова в быстром темпе. Вылезает Химик. Пару минут он осваивается. Его задача дойти 20 метров до пещеры, попытаться найти лопату и вернуться. Я буду все время светить ему навстречу, чтобы он не заблудился. Он ложится на край ямы, я толкаю его руками в ступню. Теперь он на краю, стоит на четвереньках и начинает двигаться вперед. Ветер яростно рвет на нем одежду. Идти ему надо против ветра. Он сгибается в поясе и опираясь руками о снег движется вверх по склону. В его направлении я вижу лишь белое пятно от фонаря. Ветер хлещет мне лицо. Воздух пропитан влагой, которая конденсируется на предметах прямо из ветра. С бровей и волос я сдираю крупные ледышки. Лопата, воткнутая в снег, покрывается ледяной коркой, от чего черенок стал толстым и тяжелым. Я вижу далекий свет Химика. Он блуждает вдали из стороны в сторону. Это он ищет лопату. Проходит несколько минут, белое пятно приближается, и Химик сваливается через бруствер в яму. Со второй лопатой. Теперь мы продержимся дольше.
- Напра открыта.
Я не верю своим ушам. Эта весть кажется мне чем-то нереальным.
- Ты уверен?
- Да. Там, где был шурф вот такая круглая дыра, можно голову просунуть. Из нее свищет теплый воздух.
Ледяная рука, державшая мое плечо, разжала пальцы. Это спасение. Теплый ветер из пещеры не дал закрыться шурфу полностью. Как бы нам ни было плохо, но по крайней мере мы умрем не сегодня.
- Срочно готовим эвакуацию, - я быстро соображаю, какие действия мы должны совершить, - откопать сапоги Ста, снарягу и все, что удастся откопать. Обязательно хотя бы один мешок с едой и газом. Ближайший лагерь на минус 270. Веревка висит до минус 120. С навеской не дойдем. Надо будет строить новую ПБЛ-ную площадку на минус 50-ти. Значит, еще лагерный мешок.
- Эй, внизу, Напра открыта. Собирайте все вещи, спальники, одевайтесь и ждите команды на выход.
В ответ под куполом началось шевеление. Надо искать сапоги Ста. Копаем в две лопаты. Но теперь уже в сторону от палатки. Настроение заметно лучше. Работаем быстро и радостно. В бешеном темпе раскапываем снег. Силы экономить больше не надо. Прокапываю траншею вперед. В полутора метрах от палатки стояла бочка. На ней должна лежать моя каска. Вот они. Выдираю бочку из снега. Химик копает у другого угла палатки. Где-то здесь должны быть сапоги. Через какое-то время один сапог находится. Второго нет. Он где-то под барханом. Над ним метра четыре снега, если не пять. Химик роет под бархан пещеру. Она уже длиной метра полтора. Он ложится в раскоп и выгребает снег руками. Сверху на него льется снежный ручей. Пока он откапывает сапог, я откапываю его. Аккуратно лопатой зачерпываю снег прямо со спины Химика. Его снова и снова засыпает. Только бы бархан не рухнул. Так проходит минут двадцать. Попутно нащупали два транса. Выдернули из раскопа. Закинул их на бруствер. Вот и второй сапог.
- Всем вылезать. Вещи из палатки засунуть в пустой транс.
Кидаю пустой транс внутрь палатки. Иначе вещи ветром вырвет из рук. На пробу схожу к пещере. Беру свернутую в трубку пенку под мышку и вылезаю на бруствер. Через секунду пенку вырвало из рук. Она бесследно исчезает в небе. Беру транс и волоку по направлению к пещере. Большую часть пути на четвереньках, опираясь на транс. Вот она, дыра. Там где был шурф метр на два, видна дыра сантиметров 40 в диаметре. Заглядываю в нее - изогнутый канал идет вниз, впритирку можно пролезть. Вернулся к палатке. Ста и Татьяна уже вылезли и собирают вещи. Поднимаю голову вверх. Небо надо мной не черное, оно стало как фиолетовые чернила. Неужели скоро рассвет? Солнце встает около семи. Сколько прошло часов? Приблизительно восемь или девять часов.
Таскаем тяжелые вещи к пещере. Татьяну спускаем вниз, пусть принимает вещи оттуда. Кидаю ей по наклонному ходу трансы. Они укатываются вниз. Бочка с трудом пролезает через вход, пришлось подкапывать лопатой. Последний раз возвращаюсь к палатке. Все что могли, забрали.
Утро все ярче, я в буране как в белом молоке, уже совсем светло. Но видимость по-прежнему. Человек в трех метрах от меня виден как неясный темный контур . Палатка открыта. Правильно, пусть изнутри заполнится снегом, тогда дуги, может быть, и не сломаются. Втыкаю в бруствер лопату, чтобы потом найти это место. Иду к пещере. Химик стоит возле входа, следил, чтобы я не потерялся. Все, последним ныряю в пещеру. Одну лопату беру с собой - наверняка придется откапываться изнутри.
Сидим в проталой камере над колодцем. Никто ничего не делает, ступор. Со снежных стенок капает вода. Сильный ветер дует из пещеры. Мы все мокрые, через пару минут начинает бить дрожь. Скорее одевать снарягу, нам еще несколько часов работать. Прогнать мешки до -50 метров и там строить площадку под палатку, потом есть, много пить и сушиться. Мы не спали уже сутки. "

______________________________________________________

http://d21.chat.ru/myumremnesegodnya.htm

+3

21

Не понятно, почему они лежали и наблюдали, как их заметало снегом? Почему ничего не предпринимали, пока не оказались под толщей снега и льда?.
А вообще - какой ужас все эти зимние походы! Для чего люди устраивают себе специально такие , я бы сказала, авантюры. Понимаю геологов, спасателей, ученых, людей других профессий, которые вынуждены переносить все эти тяготы. Все испытания для них имеют благородную цель для человечества - благодаря им человечество обогащается какими-то важными знаниями.
Для чего рисковали жизнью эти туристы?  :no:

0

22

Есть некоторые мелкие совпадения по случаям по ленинградским болотам. А, также, про норвежского лейтенанта. И по случаю, который описан у Якимова.
По ленинградским болотам обсуждение вот - http://taina.li/forum/index.php?topic=3960.0

Были описания, как люди раздевались под воздействием психотропных газов во время военных испытаний.

Отредактировано Belfanio (2015-01-03 11:07:45)

0

23

Гость 131145
Как жутко это читать , дыхание сбивается ... я поняла так , что ребята - альпинисты ? понимаю так , что выбрались ....  А где прочитать , скажите , уж очень пишет парень .. Схватило  меня .

0